Осужден чиновник, "подаривший" дочери муниципальный особняк

В Мордовии вынесен приговор руководителю района, который приватизировал муниципальное жилье площадью почти 340 кв. метров на имя своей несовершеннолетней дочери, перед этим безвозмездно получив его по договору социального найма, сообщает пресс-служба МВД России по республике.

Ардатовский районный суд признал бывшего главу администрации Ардатовского района Александра Федорова виновным по ч. 3, 4 ст. 159 (мошенничество, совершенное с использованием служебного положения, в особо крупном размере) и ч. 1 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями).

Установлено, что в 2009 году за счет средств муниципального бюджета в Ардатове был построен дом общей площадью почти 340 кв. м. Жилье было поставлено на баланс администрации района. Через несколько лет Федоров передал дом на баланс города. В дальнейшем он безвозмездно получил жилье по незаконному договору социального найма, сообщает пресс-служба прокуратуры Мордовии. Спустя два месяца дом был приватизирован на имя 13-летней дочери чиновника. В результате городу был причинен материальный ущерб на сумму более 3,3 млн руб.

Кроме того, руководитель района предоставил своему главному бухгалтеру не соответствующие действительности документы и в октябре 2009 года незаконно получил компенсацию за оплату отдыха своей семье в сумме 39 600 руб. Подобным образом в период 2010–2012 гг. он похитил из бюджета еще более 35 000 руб.

Уголовное дело рассматривалось в особом порядке.

Суд назначил Александру Федорову наказание в виде штрафа в размере 200 000 руб.

www.pravo.ru

Приписки и пересортица

Приписки и пересортица широко распространены в сфере поставки сырья и материалов, используемых в производстве. При приемке, например, металлолома, легирующих материалов или семян подсолнечника приписывается несуществующий объем, лучшее качество, большее содержание активного элемента, меньший засор и т. п. В случае взвешивания масса «добирается» землей, кусками железобетона, некондиционной фракцией и т. п. Известны особые случаи: после первого взвешивания машины даже не разгружались и ехали на второй круг. Поставщик оплачивает приписки приемщику или его руководителю, причем иногда прямо на месте. Схема работает в сочетании с ослабленным входным контролем и бесконтрольным списанием затрат на производство.

Аналогичная схема применяется и в отношении товарной продукции. Так, слитки дорогих металлов вывозятся под видом более дешевых. Полиграфическая продукция нормального качества «бракуется» и продается как некондиционная по сниженным ценам (как правило, одной и той же фирме), а потом реализуется на потребительском рынке по ценам, близким к рыночным.

Повторная закупка и списание

Махинации с ценными объектами, запчастями, оборудованием могут осуществляться по следующей схеме: закупка (реальная) >> списание (часть — реально, часть — фиктивно) >> закупка (фиктивная). В сговоре участвуют поставщик, лицо, осуществляющее прием и хранение деталей, и лицо, ответственное за их установку, использование и списание.

По схеме повторной закупки и списания хорошо «проходят» запасные части, узлы для транспорта и оборудования, арматура и оснастка.

Встречались и весьма неординарные случаи. Так, комиссия в составе четырех человек два дня проводила инвентаризацию деталей, узлов, материалов и конструкций по службе главного механика одного из производств. В результате оказалось, что шесть из восьми 20-тонных контейнеров заполнены уже «списанными» ценностями. В таких условиях повторная закупка труда не составит, особенно если на предприятии несколько производств.

Другой вариант той же схемы: основное оборудование списывается как металлолом, вывозится за границу и модернизируется, а затем ввозится под видом нового. «Заграница» в этой схеме — не обязательное звено — модернизация может происходить и внутри страны.

Неучтенное производство

Основа схемы — завышенные технологические нормы расхода сырья, материалов, энергоносителей и/или неучтенное сырье, которые дают на выходе не учтенную товарную продукцию.

Если на новых производствах, оснащенных импортным оборудованием, обоснованные нормы, как правило, отсутствуют, то производства, оставшиеся с советских времен, по-прежнему используют уже устаревшие нормы. В советский период каждый из «красных директоров» в министерствах и профильных институтах решал одну задачу — увеличение «научно»-обоснованных норм. Считалось, что завышенные нормы — это директорский запас, который покрывает потери, недостачи, разгильдяйство и обычные хищения.

Однако проблема не только в самих нормах. Важнее то, что процесс изменения, разработки и совершенствования этих норм отдан на откуп производственникам — кадрам, которые «выкованы» в те же советские времена.

Зачастую появление неучтенного сырья бывает следствием завышенных норм на предшествующих стадиях производства. Такие цепочки существуют в алкогольной промышленности (зерно — спирт — ликероводочные изделия), в мебельной (древесина — плита ДСП — мебельные детали).

Если неучтенная продукция образовалась, то ее реализация — уже дело техники. Вывоз осуществляется различными способами: через дыру в заборе, автомобилями со скрытыми полостями, по сговору с охраной, по подложным документам, по реальным документам с двойным вложением. Например, на работника предприятия оформляется реальная продажа продукции с вывозом на личном транспорте. Только в реальности вывоз осуществляется несколько раз. Если охрана не осматривает багажник, то «контрабанда» удалась, если же заглядывает туда, то предъявляются подлинники документов на «покупки на личные нужды».

Манипуляции с ценами. Откатные схемы

«Откатные» схемы как способ злоупотреблений работников могут использоваться в самых различных вариантах: покупки по завышенным ценам, предоставление низких цен по индивидуальным заказам, более высоких скидок. В любом случае фирма-контрагент получает дополнительную сумму денег, из которой платит сотруднику, осуществляющему корректировку цены. Аргументы прикрытия известны: важность клиента, срочность исполнения, надежность поставщика, отсутствие другого варианта и т.п.

Существует и другой вариант ценовых манипуляций: действующие цены скрываются, а покупателю предлагаются более высокие. Когда покупатель просит «решить вопрос за вознаграждение», ему предлагают цены из действующего прайс-листа. Такая, безобидная на первый взгляд, «игра» на деле влечет реальные потери для компании: искажение ценообразования и трудовой мотивации и, как следствие, снижение доходности продаж. Все эти схемы действуют при отсутствии работающих регламентов ценообразования и анализа конъюнктуры цен.

Некоторые разновидности манипуляций не зависят от эффективности ценообразования. Например, сотрудник фирмы-продавца оформляет продажу (отделочных материалов) обычному клиенту (собственнику квартиры) на клиента, который имеет более высокий уровень скидок (дизайнер), а разницу в ценах присваивает.

Есть вариант «обратного отката», который встречается при сложных и дорогих продажах. Денежные средства, предназначенные для коммерческого подкупа закупщика, делятся, и часть остается у продавца.

Махинации при осуществлении подрядных работ

При осуществлении подрядных работ способы злоупотреблений ограничиваются разве что фантазией и возможностями работников. Поскольку все способы сложно перечислить, рассмотрим пять основных.

Приписки в объемах
Наиболее распространены следующие варианты искажения данных в документах:

  • завышение метрических единиц в смете по отношению к объекту;
  • завышение площади скрытых работ по подготовке поверхности (выравнивание, штукатурка, шпатлевка, грунтовка, герметизация);
  • завышение объемов вывезенного грунта, отсыпки гравия и укладки асфальта при ремонте автомобильных и железных дорог;
  • списание более дорогих и использование более дешевых материалов.

Необоснованное применение повышающих коэффициентов
Надбавки могут начисляться за несуществующие неблагоприятные или стесненные условия труда, фиктивное использование грузоподъемных механизмов или лесов и т.п.

Удвоение затрат
Здесь возможны два варианта схемы:

  • удвоение затрат по расценкам: в смете одновременно применяются комплексные и единичные расценки на дублирующие работы;
  • удвоение затрат по материалам: фактически используемые материалы заказчика одновременно включаются в сметный расчет для оплаты подрядчику (это осуществимо, когда бухгалтерия не ведет списания затрат по объектам).

Повторяющийся ремонт объектов или оборудования
Один из таких «лакомых кусков» — ремонт подкрановых путей: комплексные расценки на один погонный метр высоки, в то время как фактические расходы на ремонт минимальны.

Регулярный капремонт основной технологической установки непрерывного производства
В советский период предприятия работали по принципу автономности и располагали всем необходимым для капремонтов установок непрерывного цикла. Теперь же капремонты делают только подрядчики.

На поверку практика оказывается другой: акты закрываются на подрядчиков, а работы выполняются персоналом предприятия и оплачиваются «в конвертах». Известен случай, когда новый генеральный директор отказался от услуг «незаменимых» подрядчиков. Капремонт технологической установки был выполнен в те же сроки, в большем объеме и с уменьшением затрат в 2,5 раза.

Карманный бизнес

В общем виде «карманный» бизнес чаще всего организуют по М. Жванецкому: «кто что охраняет, тот то и имеет…».

Коммерческий директор «пристраивает» продающую фирму, директор по снабжению — фирму-поставщика, директор по производству — поставщика или использует схему промышленной кооперации, директор по персоналу — учебный центр или рекрутинговое агентство. Реже встречается бизнес, «пристроенный» от финансового директора, хотя в одном случае попалась фирма, занимающаяся «обналичкой».

Есть и примеры высокого мастерства «встраивания» внутри группы компаний. Так, металл, украденный в одном подразделении предприятия, скупался за территорией и служил сырьем для производства полуфабриката, который приобретался другим подразделением.

Манипуляции в тендерах

Бытует мнение, что все тендеры «заряжены», т. е. победители заранее известны. Если запрограммированный победитель — реальная фирма, то все участники схемы получают свою часть коммерческого подкупа. Если победитель — «своя» фирма, то контракт перепродается одному из реальных производителей вместе с фирмой или как субподряд. Остальные действия направлены на создание видимости проведения тендера.

Если избежать проведения тендера под предлогом бесполезности, отсутствия реальных альтернатив и срочности, которая зачастую создается искусственно, не удается, то в ход идут другие методы.

Снижение реальной конкуренции независимых участников. Достигается путем ограничения информации о проведении тендеров и об особенностях сложных проектов, а также за счет создания формальных критериев и одновременно препонов для своевременной регистрации и предварительного отбора.

Ограничение возможности победы независимых участников. С этой целью реализуются следующие приемы:

  • участие ряда «своих» фирм;
  • занижение цены ради победы в тендере с последующим ее пересмотром цены по причине индексации, изменения спецификации, дополнительных и непредвиденных работ;
  • подгонка технического задания и условий под конкретное предложение;
  • определение технических параметров под конкретного производителя;
  • установление завышенных требований и последующая приемка более низких параметров.

Манипуляции с техническими параметрами занимают особое место в рейтинге мошеннических приемов. По оценке специалиста известной фирмы — продавца технологического и энергетического оборудования, подкуп специалистов, отвечающих за определение технических параметров, обеспечивающих победу на крупных тендерах, имеет место практически во всех случаях.

А вот другая история из практики. Две компании были заинтересованы в поставке своих красок производителю упаковочного материала. Одна из них уже осуществляла поставки в течение некоторого времени, другая намеревалась перехватить клиента, предложив лучшие условия, которые понравились высшим менеджерам.

Однако неоднократно проведенные опытные испытания не давали положительных результатов. В процессе испытаний на красках нового конкурента установка постоянно «выпадала» из технологического режима, а параметры температуры, скорости, натяжения и расхода красителя все время оказывались разбалансированными. При этом на красках традиционного поставщика все шло хорошо. Таким образом, очевидно более привлекательное предложение было заблокировано на уровне рабочего персонала, эксплуатирующего установку.

Личный банкомат

Наличие в организации кредиторской задолженности делает ее весьма уязвимой для внутреннего мошенничества. Если компания не часто проверяет правильность выполнения всех процессов, то искушенные сотрудники могут использовать это в целях личного обогащения. Путем начисления себе повышенной зарплаты, выпуска фальшивывых счетов, несанкционированного использования фондов сотрудники часто крадут средства своих работодателей. В США подобные процедуры уже называют «личный банкомат» (а personal ATM). В зависимости от того, как долго мошеннические платежи остаются незамеченными, растут убытки компании.

Так, например, американец Уильям МакНиколс, бывший финансовый менеджер вашингтонской юридической фирмы Trister, Ross, Schadler & Gold в июне был приговорен к 18 месяцам тюремного заключения за кражу более чем $730000 у своей фирмы, сообщает The Legal Times.

48-летний Уильям МакНиколс работал с 2001 по 2011 год в качестве финансового менеджера в фирме Trister, Ross, Schadler & Gold, а также выполнял бухгалтерские услуги для дочерней компании Ross Yoon Agency.

По словам прокуроров, в период с августа 2004 по март 2011 года МакНиколс незаконно присвоил более $630000, принадлежавших компании Trister и еще $101000 — компании Ross Yoon Agency. По данным прокуратуры, МакНиколс выплачивал себе повышенную зарплату и выписывал на свое имя чеки от лица фирмы, чтобы оплачивать счета по кредитной карте и другие личные расходы. Далее с помощью почты он рассылал фальшивые чеки для оплаты своих счетов. МакНиколс признал себя виновным в марте по пункту обвинения в мошенничестве с использованием почты. В этот понедельник окружной судья Роберт Уилкинс приговорил его к 18 месяцам тюремного заключения и потребовал вернуть похищенные деньги. После освобождения МакНиколс проведет еще три года под надзором.

Ранее за кражу полумиллиона долларов в течение пяти лет была осуждена секретарь чикагской фирмы Downers Grove Мэри Марра (Mary Marra), пишет Chicago Tribune. Начиная с 2002 года она выписывала фальшивые счета и подделывала на них подпись. И таким образом в течение нескольких лет банковские счета работодателя использовались как собственный личный банкомат г-жи Марры, которая всякий раз брала деньги для всего, в чем она нуждалась. Теперь ей грозит от 4 до 15 лет тюрьмы и вылата реституций работодателю.

И если технический персонал компании может присвоить $500000, то когда работают профессиональные адвокаты, речь идет о впечатляющих суммах. Например, 56-летний партнер в юридической фирме Миннеаполиса украл $2 млн за 16 лет, используя мошеннические отчеты о расходах и доходах, подделанные счета и фальшивую организацию, в которую направлялись средства компании.

Майкл С. Маргулис (Michael S. Margulies) специализировался на имущественном праве в фирме Lindquist & Vennum. Он вел мошенническую бухгалтерию, пока руководство не обнаружило двойное предоставление счетов от одних и тех же клиентов (double billing). Тогда фирма увидела, что на протяжении шестнадцати лет сотрудник также представлял ложные отчеты о расходах на обеды, сумма на которые была значительно завышена. Далее оказалось, что он учредил фальшивую фирму Triad, через которую проводил деньги клиентов. В ходе дальнейшего расследования оказалось, что Маргулис украл $2 млн, полученных от полудюжины клиентов. Он использовал большую часть денег, чтобы отремонтировать свой дом, исторический особняк в Сент-Поле. Маргулис оказался чрезвычайно умен, так как в течение долгого времени все его мошеннические операции не были раскрыты; ему одному удавалось производить их вне счетов фирмы так, что обычная ревизия ничего не могла обнаружить.

Должно быть, это ужасный момент в каждой из этих фирм, когда кто-то вдруг видит, что фальшивые чеки или двойное составление счетов не были одноразовой ошибкой, а являлись крошечной частью массивного злоупотребления доверием. Чаще всего, мошенник — самый последний человек, которого можно подозревать в преступлении, — сотрудник, которому доверяют, или партнер, которого все уважают. Ведь сотрудникам удавалось красть деньги фирмы и клиентов в течение многих месяцев и лет, что доказывает демонстрируемую ими лояльность. Как писал в начале прошлого века С. С. Ван Дайн в «Двадцати правилах для написания детективных романов»: «Преступник должен выглядеть безусловно достойным человеком — тем, который обычно не попадает под подозрение».

Адвокатская ассоциация штата Иллинойс объяснила, что юридические фирмы особенно восприимчивы к мошенничеству по нескольким причинам. Во-первых, адвокаты, как правило, большую часть своих управленческих операций передают другим сотрудникам. Во-вторых, 48% американских фирм небольшие: они ограничиваются двумя — пятью адвокатами, а число сотрудников часто слишком мало, чтобы осуществить должную степень защиты, такую как требование многократных подписей или разделение финансовых и бухгалтерских обязанностей. И конечно, внутреннее воровство в юридическом бизнесе осуществляется профессионалами, которые обладают экспертными знаниями, но применяют их не в рабочих целях.